Картина с неожиданным скелетом

В маленькой картине Питера Кваста под названием «Оператор» есть странная деталь. Пред нами оператор – то есть врач, который производит самые простые операции. В данном случае, скорее всего, он собирается срезать мозоль с ноги пациента. Странное здесь то, что, если присмотреться, мы видим: над головой пациента парит сова. А справа изображена дверь, в которую на тележке завозят, видимо, инвалида. И похоже, что в дверь эту заглядывает скелет. По поводу скелета я не уверен (слишком плохо его видно, чтобы прийти к окончательным выводам). Но вот сова видна совершенно отчётливо. Почему она здесь?

Отношение к врачам в средние века было довольно скептичным. Медицинская наука тогда находилась в самом зачаточном состоянии. Большинству людей было очевидно бессилие врачей перед болезнью. Если главными способами лечения считалось кровопускание или постановка клизмы, то понятно, что процент выживаемости (особенно в случае тяжёлых заболеваний) был крайне низок. Поэтому отношение даже к самым образованным докторам было неоднозначным. Что же говорить о докторах попроще, которые путешествовали по деревням и предоставляли самые простые услуги: срезали мозоли, вправляли вывихи, вырывали зубы и продавали разного рода чудодейственные порошки? Такие врачи очень часто ассоциировались с обманщиками и шарлатанами. Вообще образ обманщика, который пользуется наивностью и доверчивостью своей необразованной публики, восходит во многом к картинам Босха. Посмотрите, например, на иллюстрацию номер 1. Картинка эта так и называется «Шарлатан».

 

Перед нами человек, который предлагает своим зрителям сыграть в напёрстки. И конечно же, игра эта подстроена. У простодушного зрителя, который склонился над столом, изо рта выглядывает лягушка. А вторая лягушка, видимо, уже выпрыгнувшая из него, сидит на столе. Это буквально иллюстрация средневековой немецкой поговорки «Проглотить лягушку» — то есть быть одураченным.

У Босха есть другое похожее изображение – знаменитое «Удаление камня мудрости», где такой же шарлатан производит сказочную операцию (вырезает камень, удаление которого должно как бы извлечь глупость из головы человека).

 

 

Со временем этот облик врача-шарлатана получает огромное распространение в живописи. Посмотрите на иллюстрацию номер 3.

 

 

Здесь подобный врач приходит в деревню, раскладывает свои товары и предлагает простодушным селянам исцеление от всех болезней. На дереве висит диплом с многочисленными печатями, который удостоверяет чудодейственную силу его лекарств. Однако мы с вами прекрасно понимаем, что и диплом, и печати не более чем фальшивка.

Публика, которая прибегала к услугам подобного рода врачей и операторов, тоже была не самой интеллектуальной. Взгляните на ещё одну картину Питера Кваста, который специализировался именно на таких сюжетах.

 

 

Здесь оператор тоже, похоже, срезает мозоль. Как изображены его пациенты? Грязные, заросшие, неопрятные и явно необразованные крестьяне. В данном случае врач и пациент друг друга стоят.

Всё, что связано с деятельностью подобного рода врачей, ассоциируется с глупостью, невежеством и обманом. Поэтому неудивительно, что символы глупости и невежества также появляются в подобных картинах. Вернитесь на секундочку к картинке номер 1 – к «Шарлатану» Босха.

 

На поясе у него висит корзинка. Из корзинки выглядывает сова. Это и есть как раз символ глупости и тьмы. В античности сова была птицей богини мудрости Афины. Однако в средние века значение этой птицы сменилось на диаметрально противоположное. Сова – птица ночная. Она ассоциировалась с тьмой, в переносном смысле – с тьмой разума – то есть с глупостью и шарлатанством.

В ещё одной картине Питера Кваста, где оператор, похоже, вырывает зуб у клиента, на стене помещена гравюра «Обезьяна и сова».

 

 

Что делает обезьяна – не совсем понятно. То ли производит над совой операцию, то ли ищет блох у неё в перьях. В любом случае сова, как символ глупости, здесь вполне очевидна. Обезьяна часто встречается в голландском искусстве, как пародия на человека, как существо, наделённое всеми человеческими пороками (жадностью, похотью), но лишённое его достоинств, самым главным из которых, конечно же, является разум.

Теперь нам понятно и появление совы в эрмитажной картине. Сова, летающая во тьме, — это как раз и есть символ той тьмы, которая окутывает разум и врача-шарлатана, и простодушных простаков, которые прибегают к его услугам. Что же касается скелета – возможно, он намекает на смерть, которая неизбежно должна последовать за подобного рода лечением. Впрочем, я не уверен до конца в том, что это именно скелет. Аналогов подобного скелета в других картинах Кваста мне обнаружить не удалось. Поэтому возможно, что это просто человеческая фигура, которая издалека похожа на мрачного гостя из загробного мира.