Гарофало

Художник Тизи Бенвенуто, по прозвищу Гарофало, не был первоклассным живописцем. Но сюжеты его картин очень интересны. «Аллегория Ветхого и Нового Заветов», которая находится в Эрмитаже, и вправду представляет собой сложную развёрнутую аллегорию. Это огромная композиция со множеством фигур и непонятных деталей. Когда вы смотрите на неё в первый раз, ваш глаз сразу же запутывается, и вы не можете схватить всё в целом и понять, о чём же идёт речь. Я предлагаю вам вместе подробно разобрать эту картину и понять, что здесь к чему. Кстати существует копия Гарофало с этой картины. Это фреска, которая находится в Италии. И её изображение я, к счастью, использовать могу, не нарушая российское законодательство.

Итак, перед нами «Аллегория Ветхого и Нового Заветов». Картина разделена на две части. А разделителем выступает крест, на котором распят Христос. На вершине креста табличка с надписью «I.N.R.I.» – то есть «Иисус из Назарета, Царь Иудейский» (R – Rex – царь по-латыни). Ведь с точки зрения римских властей, вина Христа заключалась именно в том, что, происходя из Назарета, он претендовал на то, чтобы быть царём иудеев. Естественно, царство, о котором говорил Христос, было царством духовным, не физическим. Но римляне этого не понимали.

Итак, крест делит картину на левую и правую половины. Справа изображена Cинагога; слева – Христианская церковь. Но есть здесь ещё и вертикальное деление. Сверху, над крестом – Рай. Гарофало изображает Рай в виде укреплённого города. О том, что это Рай, говорит надпись PARADISVS – прямо на центральной колонне. Ангелы, вооружённые луками, готовы защищать Рай, видимо, от возможной атаки демонов. Такое несколько наивное изображение Рая в качестве крепости для средневекового искусства на самом деле характерно. Внизу же, под Раем, находится Ад.

Теперь давайте посмотрим на левую и правую половины композиции. Справа Синагога. Образ Синагоги в средневековом искусстве сложился довольно рано и оставался неизменным до самой эпохи Возрождения. Синагога – это женщина с повязкой на глазах – что символизирует её духовную слепоту. Иногда у неё на голове корона, которая падает на землю, обозначая, таким образом, окончание владычества Синагоги. Ведь после пришествия в мир Христа старый закон как бы теряет актуальность; наступает новая эпоха – эпоха Благодати. Власть Синагоги подходит к концу. На это же намекает и сломанный жезл в её руке. Обычно средневековые художники сажают Синагогу на осла – животное это в средние века пользовалось дурной репутацией и считалось символом похоти и греховности. На заднем плане, за спиной у Синагоги, развалины – это развалины храма Соломона, разрушенного в Римскую эпоху.

На первом же плане иудейский священник. Обратите внимание: на груди у него двенадцать драгоценных камней: они символизируют двенадцать колен Израилевых. Рядом с ним овца; а в эрмитажном варианте картины – коза. Это намёк на жертвоприношение животных, которые практиковались в иудаизме; однако были отвергнуты христианским учением. Иудейский священник ведёт своих последователей непосредственно в Ад – ведь они направляются к двери, за которой видна фигура чёрта. В итальянской фреске она отсутствует; а вот в эрмитажной картине видна хорошо. Таким образом, Гарофало показывает, что те, кто следует иудейскому учению, закончат в аду.

Левая половина картины представляет собой полную противоположность половине правой. Изображена женщина с короной на голове – это Христианская церковь – о чём свидетельствует надпись ECCLESIA (то есть церковь по латыни). Вокруг неё четверо животных. На них нужно остановиться поподробнее. Это так называемые животные евангелистов. Вы ведь помните: обычно четырёх евангелистов изображают со зверьми. Соответствия были установлены ещё в эпоху раннего Средневековья и тоже с тех пор остаются неизменными: Лука с быком; Иоанн с орлом; Марк со львом; Матфей с ангелом. Откуда взялись эти четыре животных?

Впервые они упоминаются в одной из книг Ветхого Завета «Введение пророка Иезекииля». В двух словах: пророк Иезекииль в своём «Введении» описывает, каким является Бог, восседающий на троне; а рядом с троном находятся животные, у каждого из которых четыре лица – как раз-таки быка, орла, льва и человека. Более того, рядом с животными находятся какие-то странные двойные колёса, по ободку которых расположены многочисленные глаза. Причём колёса эти витают за животными, потому что дух змей находится в них. Текст, одним словом, очень странный. И, между нами говоря, всё это похоже на какое-то странное описание визита инопланетян. Конечно же, отчасти я шучу, но отчасти нет. Если вы целиком прочитаете этот текст, то поймёте, почему любители всяких экзотических теорий о том, что когда-то инопланетяне посещали Землю, так любят обращаться именно к этому библейскому эпизоду. Однако звери эти появляются в Библии ещё раз, уже в Новом Завете. Если быть более точным – в последней его Книге – в «Апокалипсисе». Там речь идёт просто о четырёх животных – одно из них похоже на быка, другое на орла, третье на льва, четвёртое на ангела. Однако возле них опять-таки появляются колёса с глазами. Более того, крылья этих зверей тоже исполнены очей. Кстати говоря, вы ведь наверняка помните песню «Под небом голубым есть город золотой». Помните припев: «Там найдёт тебя огнегривый лев; с ним чудесный вол, исполненный очей»? Теперь вы понимаете, откуда взялись эти строчки? Да-да, как раз-таки оттуда, из библейского текста.

Со временем эти животные начали восприниматься как символы четырёх евангелистов. Почему Марк получил именно льва, а Иоанн именно орла – мы с вами сейчас разбирать не будем. История эта долгая и запутанная. В любом случае происхождение этих животных именно таково: первое упоминание в Ветхом Завете; второе – в Новом. Со временем они начинают ассоциироваться с четырьмя евангелистами. И именно в окружении этих животных Христианская церковь и изображена.

Непосредственно под ней находятся врата лимба. Во фреске итальянской над этими воротами есть надпись LIMB. В эрмитажной картине она отсутствует. Напомню, что лимб – это своеобразное подразделение в иерархии миров. Это часть Чистилища. Кстати говоря, напомню, что Чистилище (то есть промежуточное место между адом и раем, куда попадают души, которые могут рассчитывать на спасение, но которые однако до этого должны искупить свои грехи, есть только у католиков; в православии представление об этом промежуточном состоянии отсутствует. Лимб – это не Чистилище целиком. Это отдельная его часть, куда попадают, во-первых, души некрещённых младенцев; а во-вторых, согласно распространённому представлению, души ветхозаветных праведников (то есть тех людей, которые вели достойный образ жизни, но которые однако не были просвещены светом Христова учения, не приняли крещения – и на этом основании не могли рассчитывать на полноценное спасение). Согласно популярной в то время легенде, после смерти на кресте Христос спускается в лимб и выводит оттуда души ветхозаветных праведников. Посмотрите на картину: там изображено именно это событие. Доменико Беккафуми показывает Христа, который за руку поднимает праведника; а за ним ещё целая толпа праведников, которые сейчас будут им выведены из лимба.

А теперь давайте вернёмся к фигуре, которая изображает Христианскую церковь. Как ни странно, в руке у неё своеобразное копьё, которым она пронзает рёбра Христа. Как вы помните, в Библии сказано, что Христос был окончательно умерщвлён ударом копья в рёбра. Почему же Христианская церковь способствует умерщвлению Христа? Ответ прост: ведь именно смерть и воскресение Христа – это центральное событие новозаветной истории. Именно благодаря его крестной жертве, становится возможным искупление человечества. Заметьте, что от руки Церкви, которая держит копьё, исходят три красных луча, которые спускаются в нижнюю часть картины. Они указывают на изображение трёх главных таинств, а именно: исповедь, крещение и причастие. Причастие представляет священник, который готовит облатку на алтаре. Имеется в виду, что через смерть Христа и через исполнение таинств, которые им были завещаны, люди приходят к спасению.

Вот такая непростая аллегория. Надеюсь, после этого разбора для вас не осталось к ней вопросов; и всё в этой картине стало понятно. Согласитесь, любопытно иногда бывает глубоко въесться в какое-нибудь сложное изображение и разобрать его по косточкам.