Мраморный дворец в Петербурге

Мраморный дворец – один из красивейших в Санкт-Петербурге. Жизнь в нем, однако, не принесла счастья ни одному из его владельцев. Его стены помнят и кражи, и насилие, и даже стрельбу живыми крысами из пушки.

Мраморный дворец в Санкт-Петербурге

Источник изображения

На экскурсии вам расскажут, что дворец (на месте бывшего Почтового двора, уничтоженного грандиозным пожаром 1737 г.) приказала построить Екатерина II – это был подарок императрицы Григорию Орлову, ее сподвижнику и многолетнему фавориту. Орлов должен был жить на той же улице, что и императрица, совсем рядом с Зимним дворцом. Писатель и историк П.И. Сумароков в своем «Обозрении царствования и свойств Екатерины Великой» упоминает, что императрица сама составила проект будущего дворца; а реализовывать его она поручила придворному архитектору Антонио Ринальди. Архитектору пришлось немало потрудиться, чтобы претворить в жизнь план, набросанный царской рукой – считается, что именно поэтому здание в плане неправильной формы (в нем нет прямых углов). Средств на постройку дворца не жалели – в распоряжение Ринальди были предоставлены самые различные породы камней: гранит, агат, лазурит и 32 породы мрамора с разных уголков света, которым дворец отделан не только внутри, но и снаружи.

Кстати, откуда вообще взялась идея вместо штукатурки отделать фасады дворца мрамором? Наверное, это связано с тем, что именно в этот период в России начали добывать мрамор (до середины XVIII в. этот материал был исключительно импортным, дорогим и применялся редко). Родина первого российского мрамора – карельская деревня Тивдия. Красивый бледно-розовый тивдийский мрамор стали поставлять в Петербург, его использовали для отделки Исаакиевского собора и других зданий; но именно этот дворец впервые был отделан мрамором снаружи. К сожалению, мрамор имеет свойство тускнеть и разрушаться, особенно под воздействием высокой влажности (а в Петербурге, как известно, почти все время идет дождь), поэтому сейчас дворец выглядит далеко не так эффектно, как в XVIII веке.

Мраморный карьер в Рускеале

Мраморный карьер в Рускеале – одно из мест, где добывают карельский мрамор.

Источник изображения

 

История Мраморного дворца в Санкт-Петербурге

Дворец для Григория Орлова строился 17 лет. За это время роман его с императрицей закончился; государственная служба тоже прекратилась – Орлов ушел в отставку по состоянию здоровья; а в весьма солидном для того времени 43-летнем возрасте Орлов неожиданно женился. Супругой его стала 18-летняя фрейлина Екатерина Зиновьева, которая приходилась ему же двоюродной сестрой. В свете ходили слухи, что Орлов вынужден был жениться, так как девушка была беременна; другие современники утверждали о безумной любви Орлова к своей кузине. Как бы то ни было, брак был незаконным – православная церковь запрещает браки между близкими родственниками. Разразился скандал, дело Орлова дошло до Сената, который постановил развести супругов и заключить их по монастырям; но тут Екатерина II вступилась за своего бывшего фаворита и отменила решение Сената, проявив тем самым воистину царское великодушие. Правда, брак оказался недолгим – княгиня Орлова скончалась в возрасте 23 лет от чахотки; а Орлов после смерти жены от горя сошел с ума и через два года скончался в своем подмосковном имении. Ему так и не удалось пожить ни дня в своей роскошной резиденции – к моменту его смерти отделка интерьеров (тоже, разумеется, мраморных) еще не была окончена.

Григорий Орлов

Екатерина Зиновьева

 

 

После смерти Орлова Екатерина II выкупила дворец в казну. По совпадению, все последующие владельцы дворца носили имя Константин. Сначала императрица подарила его своему внуку, шестилетнему великому князю Константину Павловичу. Судьба этого члена Романовской семьи сложилась своеобразно. Он дважды мог стать самодержцем: Екатерина II предполагала после завоевания Османской империи сделать своего второго внука византийским императором (поэтому мальчик и получил имя Константин), однако претворить в жизнь «Греческий проект» не удалось. Впоследствии Константин должен был занять российский престол после смерти бездетного Александра I, но от этой перспективы он отказался сам.

 

Стрельба крысами из пушки

Константин Павлович пошел в отца. Он походил на Павла I  внешне – невысокий, курносый.

великий князь константин николаевич

Как и отец, увлекался военным делом, а также отличался взбалмошным, эксцентричным характером и непредсказуемым поведением. В 16-летнем возрасте он, как и другие великие князья, вступил в династический брак с немецкой принцессой (в православии – Анна Федоровна). Молодые супруги поселились в Мраморном дворце, и вряд ли эту жизнь можно было назвать счастливой. Фрейлина и мемуаристка Варвара Николаевна Головина свидетельствует: «Поведение Константина, когда он почувствовал себя хозяином в собственном доме, показало, что он еще нуждается в суровом присмотре. Между прочим, через некоторое время после своей женитьбы он забавлялся в манеже Мраморного дворца тем, что стрелял из пушки, заряженной живыми крысами. <…> К дурному обращению, которое великая княгиня Анна должна была выносить от своего мужа с первого дня замужества, примешивались еще его неверность и своеволие. Константин заводил связи, недостойные его сана, и задавал в своих покоях ужины актерам и актрисам». При этом Константин ревновал супругу даже к своему брату Александру, не отпускал ее на балы и т.п.

 

Читайте также: почему растут “раны” на ногах у атлантов?

 

В начале правления Александра I случилась еще одна история, подмочившая репутацию Константину. Великий князь увлекся супругой придворного ювелира, француженкой мадам Араужо, которая не отвечала на его ухаживания.  Тогда ее силой привезли в Мраморный дворец, где Константин ее изнасиловал, после чего то же самое проделали его собутыльники-гвардейцы. От потрясения мадам Араужо в тот же день скончалась. Дело замяли, но слухи об участии в нем брата императора быстро распространились по Петербургу. Документальных подтверждений этой истории не существует, но учитывая личность Константина, ее нельзя назвать невероятной. Семейная жизнь великого князя кончилась тем, что Анна Федоровна сбежала от супруга в Германию, чему, впрочем, великий князь не особенно расстроился. Через некоторое время Синод оформил развод.

 

Либерал не только в политике

В 1814 г. Константин Павлович стал наместником царства Польского и навсегда покинул Петербург. Некоторое время у дворца не было постоянного хозяина, пока, наконец, Николай I не передал дворец своему второму сыну – которого тоже звали Константином и который тоже был личностью весьма яркой.

великий князь константин николаевич

 

Константин Николаевич, убежденный либерал, был одним из крупнейших деятелей «эпохи реформ». Он был одним из разработчиков отмены крепостного права, одним из авторов судебной реформы, преобразователем флота. Однако был либералом не только в государственной сфере, но и в семейной жизни. Поначалу его жизнь с великой княгиней Александрой Иосифовной складывалась счастливо, в браке родилось шестеро детей. Но в зрелом возрасте, как это часто бывает, великий князь влюбился. Его избранницей стала балерина Мариинского театра Анна Кузнецова, для которой он снимал особняк на Английском проспекте. Константин Николаевич жил фактически на две семьи, и от Кузнецовой у него также были дети. «Официальная» же семья великого князя продолжала жить в Мраморном дворце.

Здесь же случился один из самых серьезных скандалов в семье Романовых. В Мраморном дворце находилась икона, подаренная Александре Иосифовне Николаем I, в окладе из драгоценных камней. Однажды из оклада пропало несколько бриллиантов. Следствие установило, что кражу совершил старший сын великого князя – Николай.  Родители были потрясены. Однако устроить суд над членом императорской семьи было немыслимо для престижа династии; и в итоге Николай был объявлен сумасшедшим и выслан из Петербурга.

 

Грешный поэт

«Похититель драгоценностей» был лишен наследства, поэтому Мраморный дворец после смерти Константина Николаевича достался следующему по старшинству сыну – Константину Константиновичу.

великий князь константин константинович

 

По долгу службы он был генералом и инспектором военно-учебных заведений, а по призванию – поэтом. Он публиковал под прозрачным псевдонимом «К.Р.» свои стихи, которые высоко ценили современники (в том числе П.И. Чайковский, который написал на его стихи несколько романсов). Великий князь был во всех отношениях привлекательной личностью – талантливый, интеллигентный, обладающий тонкой душевной организацией и глубоко религиозный (в юности мечтал о том, чтобы уйти в монашество); к тому же прекрасно относился к жене и имел девятерых детей. Но из сохранившихся личных дневников К.Р. известно, что он всю жизнь безуспешно пытался избавиться от интереса к представителям мужского пола. Хотя в ту эпоху нетрадиционная ориентация уже не воспринималась как нечто из ряда вон выходящее; но К.Р. искренне считал себя недостойным грешником и всю жизнь терзался муками совести. Князь-поэт скончался незадолго до революции и не узнал, как трагично закончилась история семьи Романовых и как трое его сыновей (для которых Константин Константинович когда-то с любовью оформлял детские комнаты в Мраморном дворце) были в 1918 г. живьем сброшены в шахту под Алапаевском…

В 1937 г. в Мраморном дворце разместился филиал Музея В.И. Ленина. Создатели музея не церемонились с историческими интерьерами – мраморная отделка разбиралась, росписи закрашивались, были убраны скульптурные украшения начала XVIII в. А у входа во дворец был установлен броневик «Враг капитала» – якобы именно с него В.И. Ленин выступал в апреле 1917 г.; хотя многие историки сомневаются, что броневик – тот самый.

 

 

Из личного опыта: для меня, как для петербуржца, Мраморный дворец всегда был символом тех стремительных перемен, через которые проходила наша страна. Детское воспоминание, почему-то ярко врезавшееся в сознание: мраморная машина, стоящая во дворе. Сейчас ее помнят немногие, а ведь она была! Скульптура Ха Шульта появилась в 1992 году и, разумеется, сразу получила прозвище “друг капитала”.

Мраморный “Фонд Мондео” вместо ленинского броневика – представьте, как символично это было в то время! Еще помню, кто-то по этому поводу предлагал в Берлине поставить мраморный Т-34. Впрочем, Форд простоял недолго. Куда его дели, мне выяснить не удалось (еще одна питерская загадка!), но место его занял император Александр III. Тоже символично – возвращение к истокам, примирение с прошлым. Сейчас заговорили о том, что Александра хорошо бы вернуть на изначальное место, на площадь Восстания. Интересно, кто въедет во двор после него? И успокоится ли наша страна когда-нибудь?

На сегодня это все. Приезжайте в Петербург!

А еще не забудьте заглянуть на страницу, посвященную экскурсиям в Петергоф.