Памятник Александру 3 в Петербурге

В ходе обзорной экскурсии монумент Александру III если и показывают, то мельком. Между тем, это один из самых противоречивых петербургских памятников. Что это вообще такое? Памятник-насмешка? Памятник-аллегория? Или реальный образ «царя-миротворца», переданный скульптором? Давайте присмотримся к нему повнимательнее…

 

Источник изображения

Установить памятник предполагалось на Знаменской площади (это сейчас он переехал во дворик красивейшего Мраморного дворца, в котором, кстати, было совершено несколько громких преступлений – о них читайте здесь), перед зданием Николаевского вокзала, в напоминание об одной из важнейших заслуг царствования Александра II – основании Транссибирской железнодорожной магистрали. С.Ю. Витте в своих мемуарах приписывает себе инициативу создания памятника («По смерти Императора Александра III, в виду моего чувства поклонения его памяти, я сейчас же возбудил вопрос о сооружении ему памятника, зная, что если это не будет сделано покуда я нахожусь у власти, то это затем не будет сделано в течение многих десятков лет»). Был объявлен конкурс проектов, в котором роль жюри играла императорская семья. Августейшие заказчики остановили свой выбор на проекте Павла Трубецкого (незаконный сын кн. Петра Трубецкого, на итальянский манер его называли Паоло, т.к. родился и вырос в Италии). Причем Витте счел модель несколько странной – но ни он, ни члены комиссии по сооружению памятника (в которой, в числе прочих, был А.Н. Бенуа) не имели никакого влияния; Трубецкой руководствовался только мнением императора, а вернее сказать – вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая была вполне довольна проектом.

В 1909 г. памятник Александру 3 в Санкт-Петербурге был торжественно открыт; и первая эмоция, которую он вызвал у большинства современников – недоумение. Грузный человек крестьянской наружности в мешковатой одежде неуклюже сидит на толстой упирающейся лошади – в монументе российскому самодержцу поразительно мало величия и торжественности; сразу же возникает вопрос – а не карикатура ли это?

 

Вот что я сделаю с вашими корпусами!

Как на самом деле выглядел император? Александр III был высокого роста (193 см) и крепкого телосложения, а с возрастом его богатырская фигура стала громоздкой и тучной. Внешность его была напрочь лишена аристократизма – об этом свидетельствуют и воспоминания современников, и фотографии, которые в отсутствие современных фильтров представляют императора без прикрас.

 

Любимой резиденцией Александра в молодости был Петергоф, позднее – Гатчина.

 

Про невероятную физическую силу императора ходило множество рассказов. Великий князь Александр Михайлович описывает знаменитый эпизод: «Австро-венгерский посол в С. Петербурге угрожал нам войною. На большом обеде в Зимнем Дворце, сидя за столом напротив Царя, посол начал обсуждать докучливый балканский вопрос. Царь делал вид, что не замечает его раздраженного тона. Посол разгорячился и даже намекнул на возможность, что Австрия мобилизует два или три корпуса. Не изменяя своего полунасмешливого выражения, Император Александр III взял вилку, согнул ее петлей и бросил по направлению к прибору австрийского дипломата: «Вот что я сделаю с вашими двумя или тремя мобилизованными корпусами, – спокойно сказал Царь». (Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний)

Вспоминает племянник Александра, великий князь Кирилл Владимирович: «Дядя Саша обладал недюжинной силой. Когда мы играли в игру собственного изобретения на площадке Аничкова дворца, заключавшуюся в том, что мы били палками по черным резиновым мячам, а затем бежали за ними, он часто выходил к нам на каток в своей серой тужурке и толстой палкой с набалдашником на конце посылал мячи прямо через крышу высокого дворца» (Великий князь Кирилл Владимирович. Моя жизнь на службе России)

Из воспоминаний С.Ю. Витте о крушении императорского поезда под Харьковом: «Во время крушения Государь со своей семьей находился в столовом вагоне; вся крыша столового вагона упала на Императора, и он, только благодаря своей гигантской силе, удержал эту крышу на своей спине и она никого не задавила». Даже если этот эпизод является выдумкой Витте (крыша вагона весит несколько тонн, и удержать ее на спине вряд ли под силу даже такому богатырю, как Александр), он отражает восприятие императора современниками.

 

Бескозырка и конь без хвоста

Бросается в глаза одежда императора – он одет в какой-то очень условно изображенный мундир, который издалека более напоминает простую тужурку, и штаны, заправленные в сапоги. По-видимому, это вполне соответствует исторической реальности – по воспоминаниям многих современников, Александр III был крайне непритязателен в одежде, в неофициальной обстановке носил простые штаны и рубаху, еще и занашивая их до дыр. Может быть, отчасти это было демонстрацией – будучи еще цесаревичем, а затем и императором, Александр всячески подчеркивал свою «русскость» (кстати, он был первым бородатым русским императором и вообще ввел моду на ношение бород). В памятнике отражена даже такая странность императора, как пристрастие к шапкам без козырька. «Государь Александр III не любил и не признавал мод, особенно иностранных <…> Дома он обычно ходил в генеральской “тужурке” (так называвшееся “укороченное пальто”), на охоту он выезжал в удобной и очень простой блузе из английской материи, на голове носил шотландскую шапочку, а зимой — форменную офицерскую барашковую шапку, только без орла и галунов. Это пристрастие Государя к головным уборам без козырька было его оригинальностью, поэтому в его царствование и были введены в армии «бескозырки» и круглые барашковые шапки. Вред от отсутствия защиты глаз козырьком и затруднение стрелять в таком головном уборе, особенно против солнца, он почему-то упорно отрицал». (Вельяминов Н.А. Воспоминания об императоре Александре III)

Источник изображения

 

Можно обратить внимание на еще одну деталь, бросающуюся в глаза, если смотреть на памятник сзади, или в профиль.

Почему конь без хвоста? Дело в том, что скульптор выбрал коня под стать императору – французского тяжеловоза-першерона, эта порода отличается массивностью и невероятной силой. Эти лошади использовались в основном для перевозки экипажей и грузов, и существовала традиция купировать першеронам хвосты, чтобы они не запутывались в упряжи (кстати, эта негуманная традиция существовала до конца XX века!!) Вообще, практика купирования хвостов у лошадей существовала давно и не была экзотичной – достаточно вспомнить, например, шпалеру начала XVIII в. «Петр I в Полтавской баталии».

Итак, можно сделать вывод, что скульптор к воссозданию облика покойного императора подошел весьма основательно. Может быть, недаром императрица Мария Федоровна при выборе проекта обратила внимание на то, что скульптура имеет много сходства с оригиналом и не усмотрела в памятнике никакой насмешки?

 

Царь-комод

Современники, воспринимавшие Александра III как консерватора и ретрограда, стремящегося повернуть вспять реформы и затормозить ход исторического развития, увидели в памятнике смелую метафору (Василий Розанов: «Конь уперся… Голова упрямая и глупая… «Дайте реформу, без этого не шевельнусь» – «Будет тебе реформа!»… Хвоста нет – хвост отъеден у этой умницы… Громадное туловище с бочищами, с брюшищем, каких решительно ни у одной лошади нет… Конь, очевидно, не понимает Всадника… С другой стороны, видя, что конь хрипит, всадник принимает его за помешанную, совершенно дикую и опасную лошадь, на которой если нельзя ехать, то хоть следует стоять безопасно и неподвижно»). Кто-то (как великий князь Владимир Александрович) увидел «злую карикатуру» на императора. Кто-то увидел силу, мощь, основательность и «твердую руку». Вывод: все зависит от точки зрения смотрящего на Александра III)))

Памятник Александру 3 в СПб сразу же отразился в фольклоре. Одна из эпиграмм широко известна до сих пор:

Стоит на площади комод,
На комоде бегемот,
На бегемоте обормот,
На обормоте шапка.

Еще более хлесткая эпиграмма принадлежит поэту Александру Рославлеву:

Третья дикая игрушка
Для российского холопа:
Был царь-колокол, царь-пушка,
А теперь ещё царь-жопа.

По иронии судьбы, во время событий Февральской революции на Знаменской площади, постамент памятника царю неоднократно служил трибуной во врем митингов.

Памятник оказался настолько символичным, что после Октябрьской революции его не уничтожили, как можно было бы предположить, а использовали в пропагандистских целях. В 1919 г. на постаменте было выбито стихотворение Демьяна Бедного «Пугало»:

Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславья:
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

Неприкаянный памятник

В 1927г. памятник поучаствовал в отмечании десятилетия Октябьской революции: его заключили в металлическую клетку, а рядом была пристроена башня, колесо и две мачты, на которых были подвешены серп, молот и надпись «СССР».

 

Наконец, в 1930-е гг. издевательства над памятником прекратились: его убрали с постамента и спрятали в запасники Русского музея. Но с тех пор монумент несколько раз переезжал. Несколько лет он стоял в Михайловском саду, где пережил блокаду и прямое попадание артиллерийского снаряда; но уцелел благодаря тому, что работники музея обложили его мешками с песком. Затем он находился во внутреннем дворе Русского музея, а в 1990-е гг. его установили перед входом в Мраморный дворец, на то место, где ранее стоял броневик «Враг капитала» – тот самый, с которого В.И. Ленин произносил речь в апреле 1917 г.

Правда, несколько лет назад министр культуры Владимир Мединский предложил вернуть памятник Александру III на историческое место – на площадь Восстания. В Законодательном собрании Петербурга эту идею отвергли. Но возможно, и эта инициатива в отношении памятника не последняя. Никто не знает – найдет ли наконец неприкаянный император свое место?

 

На сегодня это все. Приезжайте в Петербург!