Шапка, череп, купол и другие непонятные детали

Сегодня предлагаю вам просто-напросто взглянуть на одну картину на привычный сюжет: распятия Христа. Мы обнаружим, что в этой картине есть множество деталей, требующих особого истолкования. Итак, перед нами — Герард Давид, нидерландский живописец конца 15 века.

Изображает он распятия Христа, и сюжет этот нам абсолютно привычен и ясен. Но давайте присмотримся картине поближе…

Деталь первая: странные шапки.

Посмотрите на две фигуры в правой части картины. На голове одного человека — тюрбан, и эту деталь живописцы часто использовали для того, чтобы намекнуть на восточное происхождение хозяина головного убора. Тюрбан выглядит вполне уместным: ведь дело-то происходит на востоке, в Иерусалиме, который во времена герарда Давида принадлежал мусульманам. Именно поэтому в тюрбан своего персонажа он и одевает. Но нас больше интересует странная, похожая на металлическую воронку шапка на человеке рядом с ним.

Шапка эта на самом деле указывает на то, что изображённый — еврей.

В позднего средневековья евреев в Европе в начале подвергаться массовым и последовательным преследованиям. Во многих государствах издаются законы, обязывающие евреев носить отличительные знаки. Как правило, это желтого цвета звезда на рукаве; к этой практики XX веке вернуться нацисты. Однако был и другой вариант отличительного знака, а именно шапка особой формы. В таком головном уборе евреев изображают и многие средневековые миниатюры. Вот пример: еврей выступает перед судом епископа.

На голове у него — такая же шапка.

 

Деталь 2: город на заднем плане.

Город этот — именно Иерусалим, и в этом легко убедиться: ведь художники того времени, изображая Иерусалим, всегда писали круглый в плане храм с куполом.

Имеется в виду, естественно, иерусалимский храм, изначально построенный Соломоном, затем восстановленный Иродом. Однако есть любопытный момент: современные реконструкция Иерусалимского храма вовсе не изображают там купола. Изначально храм построен был в древнем восточном стиле, напоминал вавилонские зиккураты, и по форме был квадратным. Такое продвинутое изобретение римских инженеров, как купол, строителем Иерусалимского храма было, разумеется, не известно. Почему же средневековые художники так настойчиво писали этот храм именно с круглым куполом?

Дело тут вот в чём: В 70 г.н.э. во время антиримского восстания, вошедшего в историю как Первая Иудейская война, Иерусалимский храм был уничтожен. В VII в. на его месте была возведена мечеть, известная как «Купол Скалы», которую христианские паломники, а затем и крестоносцы принимали за Иерусалимский храм. По их описаниям средневековые миниатюристы, а затем и Старые мастера изображали храм как купольную постройку . Такой храм можно увидеть, например, на картине Рембрандта «Прощание Давида и Ионафаном»:

Деталь 3: собаки обнюхивают череп.

Череп, лежащий на земле, к которому подбираются две голодные собаки, надеясь найти там что-нибудь лакомое, можно воспринять просто как бытовую деталь.

Однако он имеет двойной смысл: ведь очень часто на средневековых распятиях под основанием креста изображается череп, на которой стекает кровь Христа. Череп этот в русской традиции обычно называли «головой Адама». И действительно, согласно распространенной средневековой легенде, Адам был похоронен именно на Голгофе, то есть на том месте, где столетия спустя будет совершена казнь Христа. А в легенде этой есть чёткая внутренняя логика: ведь, Согласно средневековым представлениям, все важные события из Ветхого Завета должны были иметь параллели в событиях из Нового Завета. История человечества предопределена Богом с самого начала, все события в ней запланированы и значимы. На месте, где похоронен праотец Адам, который своим грехопадением впустил в мир Смерть, столетия спустя будет распят искупитель, который победил смерть и подарил людям надежду на соединение с Богом и вечную жизнь. Кровь Христа, омывающая череп Адама, должна была символизировать очищение людей от первородного греха благодаря христовой жертве.

Иногда средневековые художники в своем желании пощекотать нервы зрителя превращали этот череп в разлагающийся труп, как например вот здесь:

Что касается Герарда Давида, он в данном случае затеял своеобразную игру со зрителем: с одной стороны, он придерживается традиций, изображая череп Адама под основанием креста; с другой стороны, он этот череп трактует как повседневную деталь, как бы освобождая его от символическое нагрузки. Однако образованный средневековый зритель безусловно сразу поймёт, о каком именно черепе идёт речь; поймём это и мы с вами.

 

Деталь 4: четыре женщины.

Посмотрите на фигуры, изображённые в левой части картины. Их пять, и три из них узнаются легко: это Иоанн евангелист, который всегда изображается присутствующим при распятии Христа; это Дева Мария, мать Христа, и Мария Магдалина. А вот с двумя оставшимися фигурами есть вопрос.

Вопрос о так называемых евангельских Мариях. Дело в том, что в евангелиях Мария упоминаются много раз, и и и не всегда при этом понятно, в каких случаях речь идет об одном и том же человеке, А в каких — о разных. Если заглянуть в текст Евангелия от Иоанна,  мы обнаружим следующий  список людей, присутствующих при распятии:  «При кресте Иисуса стояли мать Его, и сестра матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.»

Сколько людей здесь перечислены? Некоторые считают, что здесь перечислены четыре женщины, то есть что «сестра матери его» и «Мария клеопова» — это два разных человека. Однако есть и альтернативная точка зрения, которая объединяет этих персонажей. Вопрос непростой, и всё здесь зависит от того, следует ли в оригинальном текстечитать запятую, или нет. В католической традиции, как правило, придерживаются первой точки зрения и изображают при распятии именно четырех женщин. Однако есть и альтернативный вариант: например, на знаменитом распятие Грюневальд женщин только три.

Вот видите, сколько интересного можно вытащить из картины на самый, казалось бы, привычный сюжет. Спасибо, что нашли время для чтения: теперь мы стали чуть лучше понимать язык, на котором с нами говорят художники прошлого, и это прекрасно.

А на следующей неделе мы разберемся с еще одной любопытные деталью, которая часто встречается на средневековых изображениях распятия. Не пропустите!