Первый вопрос Одна из целей детского цикла – показать, как великие художники изображали известные сюжеты из мифов. Проблема в том, что некоторые делали это чаще, некоторые – реже. Рубенс, например, обращался к мифам постоянно. А вот Леонардо да Винчи – всего один раз, да и та картина не сохранилась; остались лишь копии с нее. Зато

Помните, во вступлении я писал об ошибке, не дававшей живописцам работать в полную силу? Конечно, я вновь позволил себе провокацию: назвать ошибкой один из главных принципов, которому европейское искусство следовало веками – это прямо нигилизмом попахивает. Но позвольте мне объяснить, что имелось в виду. «Ошибка», о которой шла речь – это миф о прекрасной и

Первый вопрос Ваш дядюшка, почтенный Посейдон, седина ему в бороду, влюбился в земную женщину. Начал, как водится, за ней гоняться. Она – в ваш храм, искать убежища, а он – за ней. В итоге ваш алтарь оказался осквернен. Ваши действия?   [по локоть запуская руку в Посейдонову бороду] Подойдите, дядя, на минутку, нам надо поговорить…

Долго думал я, какой эпитет лучше всего описывает живопись британского художника Фредерика Лейтона, долго перебирал свой словарный запас, — и в итоге вернулся к слову, которое первым пришло в голову: пламенеющая. Тем более, что пришло оно не только в мою голову: одну из самых известных своих картин сам Лейтон назвал «Flaming June» – «Пламенеющий Июнь».

Гигантское – и это не преувеличение — полотно Бруни «Медный змий» хранится в Петербурге, в Русском музее.     Вспомним для начала вкратце сюжет. После исхода из Египта Моисей долго-долго водит евреев по пустыне. В какой-то то момент те начинают сомневаться: стоит ли эта свобода таких тягот, и так ли нужна им земля обетованная? В

На полях средневековых манускриптов частно встречаются сценки борьбы рыцаря с улиткой:     Каков смысл этой битвы рыцарей с улитками? Я не знаю, и никто точно не знает. Значение этих причудливых маргиналий (рисунков на полях) – до сих пор большая загадка для исторической науки. В данном случае здравый смысл подсказывает, что сцена сражения рыцаря с

Как и обещал, в сегодняшней статье я возьму три небольших отрывка из романа «Имя розы» и покажу, сколько может извлечь из них внимательный читатель.   1. (НЕ)ДЕТСКИЕ КАРТИНКИ Впервые проникнув ночью в запретную библиотеку в храмине, главные герои начинают изучать ее богатейшее собрание: «Я обратился к следующей книге. Она, судя по всему, была испанской работы.

Отлично! Промашку я сделал с первых строк: в названии выдал, о каком сюжете пойдет речь. Вот тебе и саспенс, вот и интрига… Ладно, раз уж карты раскрыты, давайте я для начала покажу вам трех Горгон, выполненных разными скульпторами. Знакомиться мы с ними будем в порядке увеличения зазора между ними – и нашими финансовыми возможностями))) Проще

Долгое время считалось, что Веласкес изобразил работниц королевской шпалерной мануфактуры. Соответственно писали о картине искусствоведы: «Художник, смело порвав с живописными условностями, отказывается изображать эфемерный мир легенд и героев. Смело поворачивается он лицом к миру простого народа, к трудовой жизни прях, полной забот, но не способной убить в них бодрости и веселого озорства». (Замечу в скобках: