НЕПРАВИЛЬНЫЙ СВЕТ «Мадонна в церкви» — не самая известная картина ван Эйка. Но при этом – одна из самых удивительных. По размеру – чуть больше почтовой открытки, но при этом – полное ощущение погружения в гулкое пространство собора, иллюзия глубины. Как удалось этого добиться?     «Свет! – воскликните вы, — Невероятный, игривый, мягкий, ласковый

Была у мастеров Северного Возрождения удивительная черта, совершенно чуждая итальянцам: они настойчиво — и удивительно находчиво! — совмещали небесное с земным, священное — с обыденным. Правая створка диптиха из Эрмитажа – прекрасный пример:     Робер Кампен не изображаеи ни нимба, ни спускающегося с неба ангела. Догадаться, что перед нами не обычная гражданка Гента или

Как и обещал, в сегодняшней статье я возьму три небольших отрывка из романа «Имя розы» и покажу, сколько может извлечь из них внимательный читатель.   1. (НЕ)ДЕТСКИЕ КАРТИНКИ Впервые проникнув ночью в запретную библиотеку в храмине, главные герои начинают изучать ее богатейшее собрание: «Я обратился к следующей книге. Она, судя по всему, была испанской работы.

Вы, конечно, уже догадались, что вся эта длинная метафора на про сундуки с сокровищами описывает на самом деле два Возрождения: итальянское и северное. Про первое мы знаем много; про второе нам как-то забыли рассказать… «Как же забыли? — встрепенулись вы, — Про ван Эйков, например, мы же прекрасно знаем!» А как они появились, ван Эйки?

Я всяческой конспирологии всегда сторонился. Но иногда бывает: читаешь книги по истории искусства, и мысли про заговор рептилоидов нет-нет да и придут в голову. Посудите сами: вот есть Италия. А в Италии — Возрождение. И про него написано, рассказано и снято столько, что даже современные подростки, если их вытащить из телефона и хорошенько потрясти, какие-то

Вопрос о Христофоре-псоглавце мне задают постоянно. Откуда взялась идея изобразить святого с головой животного? Не по православному это как-то. И канонична ли такая икона? Может ли она находиться в церкви? А давайте-ка попробуем разобраться. Если вы в детстве читали книжки про мифы Древней Греции, то название «псоглавцы», а по-гречески «кинокефалы», вам должно быть хорошо знакомо:

Святой Христофор. Именно о нем спрашивают меня чаще всего: больно уж необычно и житие, и изображение Христофора. Православная и католическая традиция о нем сильно отличаются. Европейцы знали о жизни Христофора в основном из «Золотой легенды», латинского сборника святых. Кроме того, в Средние века появилась еще и длинная поэма о святом на немецком языке. И вот

Разум – самое ценное, что у нас есть. Посудите сами: во всем мы проигрываем животным. Гепард быстрее, медведь сильнее, но способность думать наши физические недостатки с лихвой компенсирует. Понятно, почему страх утратить разум, страх перед безумием – один из древнейших страхов человечества. В античной культуре он проявился особенно ярко, да и не только в античной.

Словами диспуты ведутся, Из слов системы создаются; Словам должны вы доверять: В словах нельзя ни йоты изменять.   Это моя любимая цитата из «Фауста». Воистину, со словами нужно быть осторожным! Ведь слова лежат в основе идей. А человек — единственное существо на планете, способное убивать себе подобных не ради пищи или самок, а за идею.

Человек, готовый скорее поломать карьеру, чем переломиться в талии, вызывает уважение. Но признаюсь: сам я этим умением — отстаивать свою позицию перед наделенными властью — обладаю далеко не в той степени, в какой хотелось бы. А вот кто этим качеством действительно обладал, так это Валентин Серов!     Есть две известные истории про художника, демонстрирующие