Сегодня – без предисловий. ВОПРОС ПЕРВЫЙ: ЧТО ЕСТЬ Я? И СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОНО ВООБЩЕ? «А посложнее вопроса нет?» — фыркает в унисон вся фреска Рафаэля. Это же самоочевидно: я есть я. И как меня может не быть? Кто-то же вопросом задается, кто-то же статью пишет. Вот и Декарт сказал: я мыслю, значит, существую. Но давать

Я всегда любил философию и сочувствовал философам. Уже в древней Греции, где, казалось бы, мудрецы должны были себя чувствовать, как дома, над ними начали посмеиваться: мол, странные люди, неотмирные, непонятно чем занимаются. Первая история об этаком «рассеянном профессоре» рассказана была еще Платном. Речь у него идет о знаменитом Фалесе Милетском: На примере Фалеса, наблюдавшего за

Сейчас расскажу, о чем. Но сначала – вопрос: вам знаком этот персонаж? На которого горшок помоев выливают?     Уверен, что да. Эту высоченную залысину и вдавленную переносицу ни с кем не спутаешь. Перед нами – Сократ. Как древнегреческий мудрец оказался в таком сомнительном положении – отдельная история, на которую сейчас, увы, у нас нет

РОБЕР КАМПЕН     Сел я писать в статью, вгляделся в картину – и заметил в ней такое… Но нет, промолчу пока! Я же хочу в ваших глазах оставаться серьезным и объективным истолкователем живописи. А значит, прочь домыслы! Мало ли что, что можно в картине разглядеть, сильно прищурившись и согнувшись? Поговорим лучше о деталях, которые

В статье, что я присылал на прошлой неделе, и которую, уверен, вы не пропустили, речь шла про «Сад земных наслаждений» Босха. Точнее, про ту его часть, которой внимания традиционно уделяют меньше всего, а именно: внешние створки:     Выяснилось, что пренебрегают ими зря: ведь в них-то ключик к пониманию триптиха в целом и спрятан! Но

Для начала давайте окинем взглядом триптих, ответственный за потерю историками сна и аппетита на протяжении последних пяти веков. Вот левая створка. Все понятно: сотворение Адама и Евы:     Вот правая створка. И тут все понятно: адские муки грешников.     А вот створка центральная.     Тут ничего не понятно, но все очень интересно:

Когда я говорю: «Северное Возрождение» — что приходит вам в голову? Тем, кто смотрел мои лекции об этом периоде, на ум являются две вещи. Во-первых, сверхъестественная проработка мельчайших деталей, запредельный, микроскопический реализм. Во-вторых, коварное – но и увлекательное! – двойное дно: любая бытовая деталь, какой-нибудь жестяной тазик, деревянная скамейка, метелочка или сосуд – могут иметь

Как ни странно, история пентаграммы начинается вовсе не с герба СССР и даже не с сатанинских шабашей. История начинается с хорошо известного нам с детства старика Хоттабыча.     Как Вы, конечно, помните, всемогущего джинна Гассана Абдуррахмана ибн Хоттаба освободил из древнего кувшина советский школьник Волька. Почему же всемогущий джинн сам не мог выбраться из

Предлагаю начать с твердо установленных фактов. Три человеческих лица принадлежат конкретным людям? Скорее всего, да. Старик, глядящий влево – без сомнения, сам Тициан. Сравнение с его поздним автопортретом не оставит места для сомнений:     А двое других? Тут сложнее; но согласно популярной версии, юноша – это племянник художника, а бородач в середине – сын.