Художник, которого я уважаю

Человек, готовый скорее поломать карьеру, чем переломиться в талии, вызывает уважение. Но признаюсь: сам я этим умением – отстаивать свою позицию перед наделенными властью – обладаю далеко не в той степени, в какой хотелось бы. А вот кто этим качеством действительно обладал, так это Валентин Серов!

 

 

Есть две известные истории про художника, демонстрирующие его независимость и принципиальность. Вот первая:

 

ГОСУДАРЫНЯ, ИЗВОЛЬТЕ САМИ!

Дело было во время портретного сеанса с государем Николаем II. Серов, в это время уже известный живописец, был приглашен писать самого императора. И вот в комнату вошла императрица Александра Федоровна. Как и положено хорошо образованной даме, она была не чужда интереса к искусству и в то время сама брала уроки рисования.

Взглянув через плечо Серова на неоконченный портрет (а это уже не может не раздражать; вы же тоже терпеть не можете, когда лезут смотреть вашу недоделанную работу, правда?), она заметила, что контур Серов вывел неточно. Ну, с ее точки зрения неточно. Ее учили иначе. И Александра Федоровна не преминула Серову указать на ошибку.

 

 

Давайте на секунду представим себя на месте Валентина. Известный художник, уже признанный мастер – и вынужден выслушивать критику от любительницы, взявшей пару частных уроков! Понятно, что ни от кого другого он бы этого не стерпел. Да обычный человек в здравом уме и не решился бы так себя вести по отношению к академику живописи. Но тут – императрица…

Что же сделал Серов? Встал, галантнейшим жестом протянул императрице кисть и галантнейшим тоном предложил ей: «Государыня, извольте поправить сами! Вижу, вы в этом смыслите лучше меня».

Рассказывая этот эпизод в детской лекции про Серова, я нашел хорошую аналогию: представь себе учительницу, которая, чтобы урезонить расшумевшегося ученика, предлагает ему: «Петров, может, ты выйдешь к доске и сам все расскажешь?» У каждого из нас есть такие воспоминания о школе, правда? Конечно, ребенку этот пример тоже будет хорошо понятен. И стоит представить, что говорится это не ученику, а самой императрице, и тут же становится ясно, какой смелостью Серов должен был обладать!

Справедливости ради, если бы дело происходило не при Николае II, а скажем, при Николае I, вряд ли бы даже Серов решился на такой демарш: с прадедом последнего императора подобные фокусы не проходили. Николай же II, по отзыву одного из современников, был самым вежливым человеком на свете. Поэтому остроту момента он попытался сгладить, и серьезных последствий инцидент для Серова не имел. Хотя отношения с царской семьей, конечно, были подпорчены.

Но это не единственный эпизод, в котором Серов отстаивал свою позицию. Есть еще один, вызывающий еще большее уважение…

 

УШЕДШИЙ В ОДИНОЧКУ

9 января 1905 года. День, вошедший в историю России как «кровавое воскресенье». Мирную рабочую демонстрацию правительственные войска расстреливают прямо перед Зимним дворцом. От Зимнего до Академии художеств – рукой подать, и рассказывают, что живописцы чуть ли не из окон могут наблюдать происходящее. Серов – в их числе. И сразу после произошедшего именно он начинает активно склонять академиков к демаршу: все они должны сообща выйти из состава академии. В знак протеста.

Дело в том, что президентом Академии в это время был дядя Николая II, великий князь Владимир Александрович (вот, кстати, его портрет кисти другого знаменитого художника – Репина):

 

 

Он же, по совместительству, был командующим петербургским военным округом. Он же, по легенде, автор фразы, сказанной за день до кровавого воскресенья на совещании в Зимнем: «Россия больна, и нуждается в кровопускании». Словом, начальник Серова – человек, отдавший команду «пли».

И мы сейчас не будем разбираться, как оно там все было на самом деле, и такой ли уж мирной была та демонстрация. Нам важно, как ситуация выглядела с точки зрения Серова. А выглядела она просто: я не желаю работать под началом палача.

И вроде бы другие академики были с ним солидарны.

Сначала.

Сгоряча.

Но потом, когда страсти улеглись и эмоции схлынули, обнажив расхожую мудрости о том, что сделанного не воротишь, а рядышком с ней – цифры академического жалованья, казенную квартиру с дровами… Один за другим академики начали «отваливаться». До последнего держался Поленов, но и тот а в итоге сдался: в письме к Серову он мямлит что-то невнятное о нецелесообразности такого решительного шага в данный момент. Верен своей гражданской позиции остался лишь Серов: из Академии он вышел.

Что это, стойкость или твердолобость? Львиная храбрость или баранье упрямство? Каждый волен дать определение, какое ему ближе. Но ясно одно: о таких вот эпизодах из жизни художников знать необходимо. Ведь согласитесь, поняв, с каким надрывом Серов воспринял события 9-го января, вы другими глазами будете смотреть на его знаменитую «Солдатушки, бравы ребятушки», например:

 

 

Да и в мягких чертах Николая II, в его кротких глазах, плавных линиях портрета вы теперь, возможно, увидите что-то новое, уловите какие-то ощущения самого живописца, которых раньше не замечали…

P.S.: конечно, эти истории о Серове я тоже доступным языком изложу в детской лекции. Юному слушателю такие истории, пожалуй, еще важнее, чем для взрослого: ведь абстрактные рассуждения о импрессионизме Серова детям даются сложно. А вот реальные случаи из жизни, рассказанные увлекательно и артистично, им точно запомнятся и помогут сделать образ Серова живым и близким. Знаете, я писал об этом много раз, но всегда находятся те, кто пропускает важную информацию, а потом обижается. Поэтому повторяюсь: цикл лекций «Великие русские художники для детей» выйдет в конце сентября. И если у вас есть дети или внуки возрасте от 5 до 12 лет, и вам хотелось бы, чтобы они знали Серова и других русских живописцев и как великих художников, и как неординарных людей, просто нажмите на эту ссылку (если, конечно, вы этого не делали раньше): https://vk.com/app5898182_-81991808#s=1366408&force=1

Она добавит вас в список тех, кому я пришлю оповещение о выходе детских лекций.