Эротика в масонстве

Автор текста: Юрий Нежинский.

Благодаря фильму “С широко закрытыми глазами” и японскому аниме все нормальные люди знают, что заседания масонских лож представляют собой свальные оргии.

К сожалению, это не так. Иначе моя будущая книга о масонском Петербурге продавалась бы гораздо лучше. На самом деле, регулярное масонство – это весьма патриархальный мужской клуб, где женщины не появляются почти никогда. А в рамках весьма эклектичной масонской идеологии, впитавшей почти весь западный оккультизм, есть место чему угодно, только не эротической тематике. Но всегда есть “но”.

Сравнительно недавно замечательный исследователь, ведущий отечественный эксперт в области истории алхимии и автор работ о масонстве Юрий Халтурин опубликовал уникальный документ, хранящийся в РГБ и представляющий собой протокол расследования масонами случая контакта одного из братьев с женским стихийным духом.

А дело было так.

В 1819 году неизвестный по имени брат-масон, имеющий степень Мастера (3 иоанновский градус) практиковал “внутреннее вовращение” (техника медитации концентрации), а затем читал “Размышления о жизни и страдании Господа нашего Иисуса Христа” Фомы Кемпийского, немецкого католического монаха-мистика.

Во время чтения он стал ощущать прикосновения, а затем и вхождение в него некого существа через живот и приятную теплоту, разливающуюся по телу. Таким же образом впоследствии дух приходил почти в любое время: молитвы, еды, прогулки, беседы, даже в масонской ложе, а чаще всего – в постели при отходе ко сну или после пробуждения. Посещения несли покой и стремление к занятиям духовной деятельностью. Подчас посещения излечивали от головной боли, внушали советы о воздержании в пищи во время трапезы. Время посещения составляло около получаса, иногда гораздо дольше. Иногда посещения были неполными и приводили к страданию, поскольку полное слияние было гораздо приятнее.

Причиной, по которой масон обратился к своему духовному руководителю-брату за помощью, было, очевидно, то, что ночью во время сна он ощутил поцелуй в губы и язык. Брат-руководитель прочёл ему ряд текстов касательно нематериальных сущностей, которые, однако, привели его в ещё большее смущение, ведь там говорилось и о возможности божественного откровения и о возможности дьявольского искушения. Тогда брат-руководитель рекомендовал ему молиться в случае посещений.

Это, впрочем, не произвело никаких изменений: как и прежде дух продолжал являлся даже во время молитвы. Более того, за полгода с начала контактов посещения участились и проходили уже ежедневно. В результате руководитель брата-духовидца решил обратиться к собственному руководителю за экспертной оценкой.

Духовидца он характеризовал с самой лучшей стороны, как человека воздержанного и целомудренного, более того, страстного и алчного в молодости, совсем исправившегося благодаря чтению духовной литературы и масонству, к которому присоединился в возрасте 35 лет. Ответ эксперта не заставил себя ждать: существо определялось как стихийный женский дух, возможно, добрый: “нет еще причины зло думать о сем существе, и обижать, может быть, добрую любовницу”. Рекомендовалось узнать у духа, относится ли он к водяным, воздушным или огненным, а также опасаться “неверности с земными женщинами”. Странный вывод, неправда ли?

Чтобы его понять, необходимо сделать отступление. Описание мира духов масонами в основывалось на концепции Парацельса, швейцарского алхимика и врача эпохи Возрождения, популяризированной авантюристом эпохи барокко аббатом де Вилларом.

Эта картина мира предполагала наличие четырёх “стихийных сущностей”, соответствующих четырём стихиям. Огню соответствовали саламандры, воде – нимфы, воздуху – сильфы, а земле – гномы. Каждая стихия состоит из материального элемента и тонкой газообразной субстанции, эфира. Стихийные сущности видимы только в случае, если человек оказывается в созвучии с их эфирными колебаниями, поскольку их сущность – та самая газообразная субстанция. Однородность природы духа позволяет ему жить гораздо дольше людей – до тысячи лет, поскольку “не испытывают трения между частями своими”.

Духи проигрывают людям в том смысле, что не имеют бессмертной души и их смерть является окончательной. Однако, согласно Парацельсу они могут получить её, вступив в брак с человеком, более того, их дети становятся полноценными людьми. Опасность такого брака связана с возможностью измены со стороны человека: она приводит к немедленной смерти. В обмен от стихийного духа можно получить богатство, долголетие и иные блага. Однако самое главное, почему Парацельс рекомендует подобные браки: подобно тому как благодаря Христу все люди получили надежду на спасение, благодаря человеку такую надежду может получить и стихийный дух.

Идея близости между человеком и духом не оставалась лишь достоянием оккультистов. Она вдохновила немалое количество литературных произведений, хорошо известных отечественной читающей публике XVIII-XIX века не только благодаря переводам зарубежных авторов, например, Гофмана (“Золотой горшок”, “Стихийный дух”). Чрезвычайную популярность снискал рассказ Одоевского “Сильфида” на этот же сюжет. На этому фоне экспертный совет не обижать возможно добрую любовницу и избегать неверности с земными женщинами кажется весьма логичным.

Однако пока ожидался экспертный ответ, обстоятельства изменились. Общаясь со своим руководителем, брат-духовидец сделал важное признание. Оказалось, что подчас посещения не ограничивались поцелуями, а сопровождались “возбуждением телесным и даже извержением семени”. Тогда руководитель запретил духовидцу допускать даже прикосновение духа, что привело брата в состояние глубокой депрессии.

Тут-то и пришло письмо с рекомендацией выяснить, что за стихийный дух является к брату. Однако, поскольку общение уже ограничивалось лишь лёгкими прикосновениями, прояснить вопрос оказывалось весьма затруднительно. Лишь однажды, когда духовидец что-то писал, он услышал “перестань работать“ (т.е. заниматься масонской практикой) и на вопрос, кто с ним говорит, получил ответ “твоя любезная, твой друг”. Далее сообщается, что брат продолжает следить за собой, ведёт безупречную жизнь и…документ обрывается.

Такая вот история, хотите верьте, хотите нет.