Онегин и масоны

Автор текста: Юрий Нежинский.

«Сосед наш неуч; сумасбродит;
Он фармазон; он пьет одно
Стаканом красное вино;
Он дамам к ручке не подходит;
Все да да нет; не скажет да-с
Иль нет-с». Таков был общий глас.

Неужели, за этими забавными стихами скрывается тайное братство, которое многие считают закулисным мировым правительством? Вообще-то, да.

  1. Онегин приезжает в деревню и помещики его воспринимают как подозрительного представителя либеральной столичной интеллигенции, “фармазона”, т.е. “франк масона”, вольного каменщика.
  2. Классическое регулярное масонство является исключительно мужским по своему составу. Вот почему с точки зрения помещиков “он дамам к ручке не подходит”.
  3. Заседание ложи завершает банкет, т.н. “агапа” (от греч. “любовь”), во время которого произносится немало обязательных тостов, которые называются “залпами”. Естественно, в результате выпивается немало вина. Вот почему с точки зрения провинциальных помещиков Евгений привык к красному вину, а вовсе не к доброй настойке, “брусничной воде”, которая тоже упоминается в произведении.
  4. Одним из принципов масонства было братство всех посвящённых, а в перспективе – и всеобщее братство. Вот почему с точки зрения провинциальных бар Евгений не говорит “да-с”, “нет-с”, т.е. “да, сударь”, “нет, сударь”, а просто “да”, “нет”.

Означает ли это, что Онегин действительно был масоном? Вовсе не обязательно. Возможно, всё это просто проявления модного тогда дендизма, предполагающего холодное отношение к дамам (“к ручке не подходит”) и собеседнику вообще (“не скажет да-с”), а также приверженность к определённому стилю жизни безотносительно обстоятельств (“пьёт одно стаканом красное вино”). Но провинциалы воспринимают Онегина именно как масона, и это без обиняков показано Пушкиным.