Заклание быка в католическом соборе

Есть недалеко от благословенных берегов Италии остров Сицилия. А на острове Сицилия есть город Монреаль. А в Монреале есть собор Санта Мария Нуова. А в соборе – великолепные мозаики, ради которых туристы туда и стремятся. Но мы с вами пойдём по неторенным тропам, и заглянем в небольшой огороженный двор – клуатр – примыкающий к собору. Там мы найдём множество сваленных буквально в кучу каменных капителий, которые остались от строительства.

И на одной из них мы найдём необычную деталь. Деталь, в которой, как в волшебном зеркале, отразились сразу множество языков и культур: и Древняя Греция, и восточные провинции римской империи, и средние века, и мусульманский мир. Всё, как я люблю.

Заинтриговал?

Давайте же посмотрим на деталь эту поближе. Вот она: человек, вонзающий меч в шею быка.

 

 

Кстати, фотографии я не сам сделал, а позаимствовал вот отсюда: https://uchitelj.livejournal.com/998310.html

 

Человек на быке абсолютно понятен: это Митра! И тут нам нужно углубиться в историю…

Митра – божество восточного происхождения. Ему поклонялись персы, но где-то в начале первого тысячелетия культ митры проник в римскую империю: сначала в Сирию, потом и в другие провинции. Мы не много знаем об этом культе, но известно, что был он монотеистическим, то есть Митра воспринимался как единственный бог. А самое главное,он  предлагал своим последователям то, что классическое язычество предложить не могло: идея спасения и вечной жизни после смерти. Известно, что в I-II вв. н.э. митраизм был главным соперником христианства; впрочем, как закончилось их противостояние, нам хорошо известно.

Одной из главных легенд, связанных с Митрой, была легенда о тавромахии – битве и умерщвлении быка. Из тела быка впоследствии будет создан мир, поэтому на хвосте животного всегда изображают колосья, которые уже начинают из него прорастать. В убийстве быка принимают участие несколько животных: змея и собака лижут его кровь, а скорпион жалит быка в яички. Подробности этого мифа неизвестны – слишком мало текстов сохранилось. Так что почему скорпион жалит быка в яички, нам точно неизвестно. Но изображений убийства быка сохранилось множество. Вот, например, барельеф, хранящийся в Канаде:

 

 

А вот более внушительный, из Франкфурта:

 

 

А вот полноценная скульптура из Британского музея:

 

 

Как видите, поза везде одна и та же: Митра коленом придавливает круп быка к земле, вонзая меч в горло животному. На капители колонны из Монреаля позиция абсолютно такая же, так что сомнений в личности изображённого нет никаких. Есть сомнения в другом: а знал ли скульптор, кого именно изображает?

Скорее всего, нет. Знаменитый искусствовед  Эрвин Панофский в книге «Ренессанс и ренессансы» показывает, что в это время в Европе память о митраизме практически исчезла. Только итальянские гуманисты в эпоху Ренессанса вновь откроют эту страницу истории. Так что скорее всего, скульптор 12 века, увидев где-то понравившееся ему изображение, воспроизвел его, не понимая, что именно перед ним. А ещё более вероятно, что помещают это изображение в католический храм, он наделил его новым, христианским смыслом.

Но каким?

И тут мысль Панофского делает интересный кульбит. Он обращает внимание, что средневековый скульптор изменил головной убор Митры. В римскую эпоху тот всегда изображался в так называемом «фригийском колпаке» своеобразной формы головном уборе, загнутом вперёд. В таких колпаках ходили жители Азии, и с древнейших времен этот головной убор указывал именно на азиатское происхождение хозяина. Вот, например, реконструкция скульптуры из храма Афины Афайи с острова Эгина, примерно 6-7 века до нашей эры. Изображена на на фронтоне была битва Греков с троянцами (а Троя, как вы понимаете, находилась в Малой Азии). Троянец одет как раз во фригийский колпак.

 

 

И в него же всегда наряжали восточного бога Митру. Но на нашей колонне у него на голове не колпак, а типично турецкий тюрбан. Почему?

Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим, кого еще в средние века могли изображать в таких тюрбанах? С удивлением выясним, что зачастую не турка, а еврея. Вообще-то классическим опознавательным знаком евреев в средние века была своеобразная шапка в форме воронки, которую иудеи по закону обязаны были носить во многих европейских государствах, дабы  христиане могли издалека узнать неверного. Изображений таких шапок – тысячи. Вот, например, миниатюра из так называемой Холкхэмской Библии. Изображён Ной, выходящий из ковчега после Всемирного потопа. Видите, какая штука у него на голове?

Хохлэмская библия

 

 

Но в эпоху позднего средневековья всё чаще мы видим евреев не в перевернутой воронке, а в тюрбане. Пример: распятие кисти Рогира ван дер Вейдена. Справа – двое людей в тюрбанах, причём один из них несет лестницу, собираясь снимать тело Христа с креста. Значит, это – один из его учеников, то есть иудей. Есть и другие примеры.

 

 

По какой логике евреев изображали в тюрбане – понятно: ведь и евреи, и турки – неверные. И обитают примерно в одном и том же месте (ведь Иерусалим в это время давно уже был под властью турок). При этом в эпоху позднего средневековья вполне реальная турецкая угроза занимает гораздо более важное место в умах, чем мнимая иудейская угроза (ведь в 1453 году турки берут Константинополь, и Европа ожидает мусульманского вторжение со дня на день). Так что тюрбан как признак опасного неверного становится гораздо более актуальным.

И наконец, финальное рассуждение: почему именно человека, убивающего быка, средневековый скульптор решил сделать иудеем? Панофский предполагает, что это могло быть связано с осуждением практики жертвоприношений. Действительно, христианство резко разошлось с иудаизмом по вопросу о жертвенных животных. Апостол Павел в послании к евреям пишет:

 

Но жертвами каждогодно напоминается о грехах,  ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи.

Посему Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне.

Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе.

 

И в позднесредневековом искусстве зачастую признаком иудея выступает именно приверженность кровавым жертвоприношениям. Пример: аллегория Церкви и Синагоги кисти Гарофало. Церковь – слева, синагога – справа. Церковь – хорошая, синагога – плохая. Не буду подробно разбирать все детали картины (я это уже делал в другой статье). Обращу только ваше внимание, что внизу справа – иудейский священник, к которому подводят для жертвоприношения овцу.

 

 

Деталь:

 

 

Конечно, построения Панофского гипотетичны, и с ними можно поспорить. Но мы это оставим профессионалам. Я просто хотел вам показать, как увлекателен мир искусства. Мы можем взять одну деталь, затерянную где-то во дворе средневекового собора среди кучи каменных колонн, детали, на которую никто никогда и внимания-то не обращает. И уцепившись за неё, как за ниточку, мы начинаем распутывать увлекательный клубок, который прокатывается и через древнюю Грецию, забегая в эпоху Троянской войны, и через римские провинции, где идёт противостояние двух новых религий, и через средневековую европу, которая озабочена борьбой с неверными, смешивая при этом иудеев и мусульман в один котёл. Вот уж действительно, хорошее произведение искусства – волшебный кристалл, в котором играют и отражаются эпохи, народы, учения, мысли…

 

Лично я обожаю такие исторические экскурсы. А вы?