Гог, Магог и Александр Македонский

А что за Гог и Магог такие? Эти имена упоминаются в Библии, причем несколько раз. Но идея написать о них пришла с другой стороны: ведь про Гога и Магога пишет Успенский в романе «Там где нас нет».

В моем любимом, прошу заметить, романе)

Вот что пишет Успенский :

За длинным, крепким и пустым столом в горнице сидели двое. Можно было бы назвать их красавцами, кабы не плоские круглые глаза вроде совиных. Иссиня-черные бороды были тщательно заплетены в косички, волосы тоже торчали во все стороны завитыми пучками. Одета парочка была в просторные балахоны из зеленого шелка.

Немного погодя у них с главным героем, богатырем Жихарем, происходит такой разговор:

– Мы Гога и Магога, – добавил другой и застрочил пером.

Жихарь подобрал с пола хлеб, обмахнул его рукавом, поцеловал и спрятал в мешок. Может, кистень сходить взять?

– Гога и Магога, – сказал он, – водились в прежние года, и то их потом Македонский под гору загнал.

– Все верно, – сказал один, скорее всего, Гога. – Пришлось нам временно отступить. Только недавно узнали мы, что твой Македонский надулся вина со снегом, застудил пузо и помер. Мы тоже кое-что соображаем.

А дальше начинаются такие ужасы, что лучше о них и не писать.

Книга Успенского – литературная игра, смешная и глубокая одновременно. Ничего он не пишет просто так: везде есть намек, аллюзия, скрытая параллель. Найдется она и здесь.

Про эту парочку упоминает пророк Иезеккиль:

И было ко мне слово Господне: сын человеческий! обрати лице твое к Гогу в земле Магог, князю Роша, Мешеха и Фувала, и изреки на него пророчество и скажи: так говорит Господь Бог: вот, Я — на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала!

И поверну тебя, и вложу удила в челюсти твои, и выведу тебя и все войско твое, коней и всадников, всех в полном вооружении, большое полчище, в бронях и со щитами, всех вооруженных мечами, Персов, Ефиоплян и Ливийцев с ними, всех со щитами и в шлемах, Гомера со всеми отрядами его, дом Фогарма, от пределов севера, со всеми отрядами его, многие народы с тобою.

Готовься и снаряжайся, ты и все полчища твои, собравшиеся к тебе, и будь им вождем.

Иными словами, речь идет о каком-то воинственном народе, который двинется на Израиль, но будет разбит. Что за народ? Споров об этом много. Но понятно, что обитал он где-то в Азии. Отсюда и описание Успенского: черные бороды с колечками, совсем как на знаменитых барельефах с изображением персидских воинов:

 

 

Второе упоминание этих народов мы найдем уже в новом завете, в Апокалипсисе. Тут все еще страшнее: Гог и Магог – народы, которые сам антихрист поведет в бой незадолго до конца света и второго пришествия Христа:

 «Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их — как песок морской»

Думаю, их ужасный вид теперь в комментариях не нуждается. Комментарий нужен по другому поводу: при чем здесь Александр Македонский?

А при том, что Александр вместе с Гогой, да и с Магогой заодно, оказались в центре удивительного культурного переплетения. В средние века история Александра Македонского превратилась в популярный литературный сюжет, обрастая при этом удивительными подробностями. Например, во французском варианте «Романа об Александре», написанном в 14-м веке, есть и про то, как Александр летает по воздуху на грифонах, и про то, как он спускается на дно морское в прототипе подводной лодке, сделанным из простой деревянной бочке:

 

 

 

Однако с этими фантастическими подробностями были перемешаны и исторические факты, надерганные у античных историков то тут, то там. Попала в историю Александра и фраза из труда римского историка Иосифа Флавия:

Об аланском народе я, как мне кажется, еще выше упомянул, как о скифском племени, живущем на берегах Танаиса и Меотийского озера. В то время они задумали предпринять хищнический набег на Мидию и еще более отдаленные страны и по этому поводу завязали переговоры с гирканским царем, ибо последний господствует над проходом, который царь Александр сделал неприступным посредством железных ворот.

Итак, Александру удалось какой-то опасный и живущий на краю мира народ отделить железной стеной, защититься от него с помощью огромных ворот. А что это за народ такой? Да ясно, что за народ! Ведь Александр в средние века превращается еще и в идеального рыцаря, который воюет с чудовищами и нехристями. Ну а Гог с Магогом – самый нехристианский народ и есть, раз сам антихрист их в свою армию перед концом света завербует!

И вот все пазлы складываются: Александр в средневековых легендах именно от них защищается то ли гигантскими воротами, то ли загоняя их в пещеру, то ли возводя огромную стену. Вот средневековая миниатюра, показывающая это строительство:

 

 

Кстати, есть эта история и в средневековых персидских книгах:

 

 

Представляете, какой эрудицией нужно было обладать, чтобы написать роман, в котором краткий, казалось бы, эпизод, требует такого вот исторического комментария!

Написать роман непросто, да и прочитать его нелегко. Зато полезно)

Эту пользу мы и будем извлекать из книги в марте, читая ее в Литературном клубе. Я буду такие вот эпизоды с двойным и тройным дном находить и комментировать. Члены Клуба будут приобретать глубокие и разнообразные познания – и параллельно наслаждаться неповторимым юмором Успенского. Если захотите принять в процессе участие, вот ссылка:

Литературный клуб Алексея Пашкова