Домик Петра Первого в Санкт-Петербурге

Домик Петра Первого – один из символов города. Как и положено любому символу, он предельно мифологизирован. Действительно ли его для Петра построили солдаты за три дня? Действительно ли он стал первым сооружением в истории города? Попробуем разобраться.

Классический вариант рассказа про домик таков. Пётр Первый – человек необычайной личной скромности – всегда предпочитал всё самое простое. Это касалось и пищи, и одежды, и жилья. Сразу же после основания Петербурга – а основанием принято считать торжественную закладку Петропавловского собора 16 мая 1703 года – Пётр приказывает неподалёку от будущей крепости построить себе маленький деревянный домик. Летом Петр предпочитал жить за городом, в Петергофе; зимой же, конечно, в столице. Солдаты за три дня скатывают его из брёвен. Однако со временем Пётр всё-таки перебрался во дворец побольше. В основном он использовал Летний дворец в Летнем саду. Домик же он приказал, в память о себе, сохранить. Со временем над домиком появился кирпичный купол, который теперь туристы и видят снаружи. Деревянная же избушка Петра находится внутри. При желании под купол этот можно заходить и осматривать Петровскую избушку вблизи. Можно даже заглядывать в окошки.

домик петра первого в петербурге

Кирпичный купол, под которым прячется петровская избушка

Источник изображения

Однако правдива ли эта история?

Правдива, но лишь отчасти. Что касается личной скромности Петра Первого – безусловно, он ей отличался. Причём это касалось всего: например, пищи. В воспоминаниях одного иностранного посла того времени содержится рассказ о том, как он был приглашён к Петру на обед и был крайне удивлён, когда увидел, что русскому царю принесли его слуги. Подавали они Петру варёную говядину, солёные огурцы, свежую редиску и гречневую кашу. Ел же Пётр деревянной ложкой. Трапеза, согласитесь, не царская.

Гид Алексей Пашков рассказывает о странных привычках Петра Первого

Пётр, как известно, был не чужд физического труда. Один из собирателей анекдотов о Петре приводит следующий случай. Пётр несколько недель провёл на металлическом заводе, где как простой кузнец работал молотом, осваивая искусство ковки. В конце этой своеобразной стажировки он пришёл к владельцу завода и спросил, сколько у него получает обычный кузнец. Тот назвал ему цифру. Пётр заметил: «Я проработал у тебя целую неделю. Заплати мне за семь дней». Тот ему заплатил. Пётр, получив деньги, сказал: «Вот, пока бегал по твоему заводу, все туфли себе истоптал. На эти честно заработанные куплю себе новые». И действительно, купил и носил их впоследствии, показывая, таким образом, всем окружающим, что нет ничего зазорного в том, чтобы честным трудом зарабатывать себе на жизнь. Может быть, конечно, этот случай и анекдотичен, но в целом уважение к человеку физического труда Пётр, безусловно, испытывал. То, что Пётр любил маленькие дома, тоже хорошо известно. Он часто путешествовал по России. И если ему по дороге приводилось останавливаться в доме, где были высокие потолки, он зачастую приказывал натягивать ткань, то есть делать натяжной потолок, таким образом занижая помещение, делая его визуально меньше. Всё это, безусловно, так.

Но действительно ли домик, который показывают сейчас, был тем самым первым домиком Петра?

Домик Петра I: Сомнения историков

Тут есть определённая проблема. Дело в том, что рассказ о строительстве для Петра деревянного домика на Петроградском острове содержится лишь в одном источнике. Это так называемая «Повесть о зачатии и здании царствующего града Санкт-Петербурга». Повесть, написанная от руки, на листе пергамента, до сих пор хранится в архивах государственного Эрмитажа. Повесть эта всегда вызывала у историков много вопросов, поскольку в ней содержался целый ряд неправдоподобных деталей. Недавно была опубликована статья известного петербургского историка Кротова (кстати говоря, лекции Кротова я слушал, учась на историческом факультете Санкт-Петербургского университета на третьем курсе), в которой он убедительно доказывает, что на самом деле повесть эта была написана историком Крекшиным в 1750-х годах. Таким образом, человек, писавший её, не был свидетелем тех событий, которые он описывает. Сведения он брал откуда придётся, особенно не проверяя их достоверности. Поэтому верить ему на слово отнюдь не обязательно. Крекшин пишет про строительство Петровского домика:

“24 [мая] на острове, который ныне именуется Санкт-Петербургский, Царское Величество повелел рубить лес и изволил обложить дворец. Генерал, светлейший князь Александр Данилов сын Меншиков, предлагал Его Царскому Величеству в Канецких слободах от пожара многие дома в остатке, строены по архитектуре из леса брусового, не соизволит ли перевести и построить дворец. Царское Величество изволил говорить: «Для того и велю на сем месте рубить лес, и из того леса строить дворец впредь для знания, в какой пустоте оный остров был».

Однако, повторяюсь, верить ему на слово было бы чересчур поспешным. Я не говорю уже о том, что даже если предположить, что перед нами тот самый Петровский домик – на сегодняшний день от него осталось мало оригинального. Ведь домик несколько раз подвергался затоплению во время петербургских наводнений. Его перестраивали, реставрировали. Так что сказать, что брёвна этого домика помнят русского императора, было бы преувеличением. Тем не менее Петербург, как и любой город, нуждается в символах, а домик этот на звание такого символа претендует по праву. Зайти внутрь и попытаться представить себе, как в этих трёх малюсеньких комнатках умещался наш царь-исполин, будет полезно и познавательно любому туристу.

Как добраться до домика: Ближайшая станция метро «Горьковская», оттуда можно дойти пешком за 15 минут.

График работы домика: каждый день, кроме вторника, с 10 до 18, в по четвергам – с 13 до 21

Обычно я стараюсь так спланировать экскурсию, чтобы оказаться у домика как раз в момент, когда стреляет пушка в Петропавловской крепости – благо, его там прекрасно слышно.

На сегодня это все. Приезжайте в Петербург!